Катя Хорунжая

20 ноября 2019

60

Миры Кацунори

Хаманиси Кацунори — современный классик. Его графика — это воплощение японской эстетики в уникальной технике гравюры на металле. Меццо-тинто редкая и сложная в исполнении техника. Поэтому художников, кто до сих пор владеют ей в совершенстве, очень мало и каждое имя на слуху. Наш автор с достоинством входит в первые строчки этого рейтинга.
До появления автоматизации полиграфической отрасли именно разные типы гравюры позволяли тиражировать рисунки. Было бы неправильно говорить, что история гравюры начинается с XIVв. Тогда вместе с рисунком, как самостоятельным видом изобразительного искусства, разгорается интерес к созданию оттисков, но принцип штампа использовался на тканях еще с древнейших времен. Меццо-тинто (с итальянского mezzo – средний, tinto – окрашенный) называют еще «черной манерой» из-за бархатно-черного фона и нестандартного процесса создания картины - от темного к светлому, где изображение как бы проступает из темноты. «Черная манера» возникла в процессе поиска новых, более совершенных способов репродуцирования произведений искусства. Художник, работая в этой технике, должен обладать высокой концентрацией внимания и огромным трудолюбием иначе не достичь качественного результата. Очень сложно описать словами процесс создания, но до сих пор все этапы выполняются вручную. Эта ресурсозатратная «церемония» может забирать недели, и даже месяцы у художника. В сравнении с другими видами печатной графики, где оттиски исчисляются сотнями, в данном исполнении счет идет всего на десятки экземпляров. «Техника меццо-тинто никогда не являлась широко распространенной в силу своей очень большой трудоемкости и дороговизны. Во все времена в ней работали лишь художники, одержимые стремлением создать исключительное произведение искусства, которое невозможно достигнуть «тоновыми» способами гравировки. Такое же положение сохраняется и в наши дни». Во второй половине XX века мастера меццо-тинто стали вводить в свои произведения цвет, но именно Кацунори начал использовать эффектные цвета как образно-смысловую доминанту.В России автора впервые представили в 2015 году и с тех пор состоялось уже несколько персональных и групповых проектов. Нужно добавить, что большой интерес к этому редкому виду гравюры в России определенно есть и вышел уже на масштабный уровень. В Екатеринбурге с 2011 года проходит международный фестиваль «Меццо-тинто» в режиме биеннале.
Графику Хаманиси можно условно разделить на два блока, один из которых транслирует традиционную культуру с японскими пейзажам, историями рисовых колосьев и серией о кимоно. Другой представляет собой абстрактные композиции с метаморфозами форм и отсылкой к символизму. Мягкие, тональные переходы без линейной штриховки, плавность контуров изображений и спокойное соединение цветовых пятен, позволяют достичь максимально естественных образов. Идеи символизма и эмоциональное богатство внутри аскетичных форм имеет под собой обращение к творчеству американского художника Ньюмана Барнетта и его концепциям «идеалистической метафизики». Безупречное чувство колорита и композиции открывают для нас загадочный мир японской души. Его работам присуща театральность и декоративность.
«Общеизвестно, что поведение японцев в обыденной жизни, на службе, в семье, до сих пор во многом строго регламентировано. Вероятно, поэтому искусство становится возможностью выразить себя. В перенаселенной Японии, где люди постоянно находятся в условиях вынужденного добрососедства, искусство становится способом создать собственную параллельную реальность и периодически погружаться в нее».
Тенденция к знакомству в сфере культуры с японским искусством набирает обороты. С каждым годом в России проходит все больше мероприятий, которые знакомят нас с визуальными и пространственными видами искусства. Несомненно, интерес к творчеству Хаманиси Кацунори поддерживается актуальностью японской культуры в разных гранях, действуя завораживающе и медитативно на человека другой нации. Мы пытаемся разгадать каждое произведение, уловить смыслы, вычленить символы. Но чтобы не изображал автор, он виртуозно сочетает тенденции мирового современного искусства и японские традиции, что позволяет оценить роль графики и усматривать продолжение национальных традиций