Наталья Попова kak_tam_bublikova

05 декабря 2019

72

ЭМОЦИИ В ИЗО

Понятно, как эмоции и страдания отражаются во временных и пространственно-временных видах искусства. Сюжетно и поведенчески. Но как они видны в живописи и графике?

Само по себе слово страдание в сознании русских ассоциируется с переживанием какого-то длительного и очень тяжёлого положения. В этом смысле затянувшиеся кризисные явления в стране конечно оказали влияние на молодых. Ведь по сути сейчас уже растёт второе поколение молодёжи, которое в своей жизни не знало благополучных периодов жизни. Что же удивляться, что художникам близки депрессивные взгляды на жизнь? Старшее поколение видит выход из кризиса в условном благополучии прошлого советского устройства и старается его вернуть. Молодёжь уезжает глотнуть условного благополучия в другие страны - тёплые и более комфортные. Но нас всех объединяет осознание перманентного кризиса. Это становится общим фоном нашей жизни и отражается в искусстве.
Эмоции включают такие популярные ныне явления как переживание резкого кризиса и быстрый поиск путей выхода из него, а также нервные состояния, вызванные длительными или короткими кризисами. Эмоции правоцируют ситуации преодоления сопротивления со стороны общества, членов семьи, отживших форм жизни, работы, отношений. Конечно речь идёт о негативных эмоциях. Хотя, все-таки я субъективна и, наверное, есть много радостных контекстов изобразительного искусства. Экзистенциальная тоска и страдание свойственны мне тоже.

ТВОРЧЕСКАЯ МОЛОДЕЖЬ ВЫПЛЕСКИВАЕТ ЭМОЦИИ И ИМЕЕТ ПРАВО НА СУБЪЕКТИВНОСТЬ.
Молодежь разных возрастов выбирает интересные для себя темы и интерпретации жанра. Трактует жанры ооочень субъективно. Тут, с одной стороны, свобода от традиции, с другой, варианты расширения представлений о жанре. Художники не только вольно обращаются с жанром, но и свободно выбирают стилистику и творческий метод выполнения работы. Каждая молодежная выставка тому пример.

РАЗМЫШЛЕНИЕ О ЧЕЛОВЕКЕ
Размышление о человеке в современном обществе. В этом контексте показательные портреты Е. Шадриной-Шестаковой, в которых есть честность эмоциональной маски, которая с возрастом прилипает к лицу человека.
Кроме современного видения молодёжь пишет человека в историческом контексе. А также обращается к литературным персонажам. Такой приём позволяет перенести представления о современном человеке на известного литературного и исторического персонажа. Среди кемеровских авторов Иван Щербаков разоблачает порочность и лицемерие современного мира через воспроизведение средневекового контекста. На выставке "Четыре истории" Натальи Шалиной и Игоря Тишина серия с Алисой очень правдива по отношению к реальному миру.
Там же на выставке можно увидеть еще один ракурс интерпретации - перверсии человека. Лицо человека во рту которого зубы - это тоже люди. Перверсии человека - то есть вне человеческие и вне гуманистические состояния человека. Итак все трактовки демонстрируют негативные эмоции, порочность и разложение человеческой сущности. Практически нет (очень мало) героических версий образов человека. Более-менее положительные образы человечности воплощаются в автопортретах, портретах друзей и медийных звёзд, которые для многих обществе стали бесспорными авторитетами.

РАЗОБЛАЧЕНИЕ РУТИННОСТИ ИСКУССТВА
Творчество для молодёжи не что-то сакральное, а часть образа жизни. (Часто эта сакральность холста намеренно нарушается, что особо раздражает старшее поколение. Заливать холсты краской, оставлять подтеки, рвать, мять, делать разрезы - все это из сферы десакрализации).

Для искусства молодых характерна процессуальность - экспрессия действия, показы фото и видео художника за работой. Создание искусства как продолжение моторики художника. Так, например, частным проявлением искусства как продолжения моторики человека становятся работы, выполненные одним фиксированным мазком, чаще косым штрихом. Из-за однообразие штриха, сюжет и изображаемая предметность картины отходит на второй план, а на поверхности зрительского восприятия лежит привычное для художника движение.

Повседневность в искусстве привычна и понятна зрителю. Но сейчас возможно характерно не типичное в повседневности, а её эмоциональное переживание: крайняя скука и тоска, дикие проявления рутины. Такие формы обыденности можно встретить в городском пейзаже и натюрморте. Современное искусство обращается к обывателю, его привычкам и стереотипам. Обыденность городских пейзажей через призму восприятия рядовых горожан характерна современному искусству. Примером таких явлений являются картины Дениса Русакова из города Тары Омской области.

ПРОТИВОПОСТАВЛЕНИЕ СЕБЯ ОБЫВАТЕЛЯМ
Обыватель как условный зритель влияет на практику противостояния обыденности и интерес к разоблачению стереотипов в мышлении. С одной стороны, есть осознание повседневной тоски и массового рационального взгляда на мир. И художникам эти ракурсы восприятия мира тоже свойственны. С другой стороны, художник своими действиями и творчеством вырывает зрителя из этого предписанного хода жизни.
Ярким проявлением противостояния обыденной рутине становится экспрессионизм творческой манеры.
Итогом популярности экспрессии действия стало:
Экспрессивность творческого метода в живописи. Никогда не думала, что в качестве примера экспрессивности метода приведу работы Елены Бобровой. Но вот привожу. Пластичность, фактурность, интенсивность краски, укрупненный масштаб изображаемого предметного мира - все эти качества усилились в творчестве Елены, а композиционная гармоничность и лиричность отошли на второй план.

Нервность в наложении цвета (у многих молодых художников), неуверенность линий, наивность, детскость, имеющая оттенок не трогательной непосредственности, а невозможности и нежелании двигаться в сторону профессионального искусства (наивный стиль в искусстве так популярен и так не понятен профессионалам. Но это реальность регионального искусства - не профессиональное, наивное, не очень умелое распространено среди молодёжи и нравится зрителям). Такие явления встречаются в творчестве многих молодых художников.

Практика дриппинга (разбрызгивание краски). Такой очень популярный приём, свидетельствует о десакрализации холста, с одной стороны, и о приоритете эмоций, с другой. Дриппингом, подтеками как приемом в большей или меньшей степени пользуется сейчас большинство молодых живописцев. Это перестало быть моветоном для художников. А вот в системе советского и постсоветского искусства подтеки и дриппинг являлись простыми и антиэстетичными явлениями, которые выдавали "бессилие" художника выразить себя мастерством. Прямого запрета на их использования не было, но считалось "непрофессиональным".
Деструкция собственной работы. Тоже пример подчёркнутой эмоциональности художника. Порезы холста, разрывы, вырванные и вырезанные фрагменты грунта, изломанная кромка картины. В качестве примера этого деструктивного явления можно привести автопортрет Игоря Кремлева, в котором автор изобразил себя в доспехах в ренессансном стиле, а потом фрагментарно вырвал грунт (на заглавном фото представлен именно этот автопортрет).

Поучительный финал текста не нужен. Таковы мои наблюдения и субъективные взгляды на современное региональное искусство, пронизанное эмоциональностью авторов и зрителей. Возможно, понимая истоки явлений мы сможем иначе взглянуть на искусство и зрительски принять то, что не могли принять раньше. В этом смысле современное искусство похоже на диагноз психотерапевта, который не принимает пациент.